Один из героев киевского «Динамо», достигавшего полуфинала Лиги чемпионов, оставил «Ротор» в марте — на тринадцатом месте.

Без Александра Хацкевича «Ротор» проиграл пять матчей из семи и вылетел с пятнадцатого места.

«МНЕ ИСКРЕННЕ ЖАЛЬ ПРЕКРАСНЫХ БОЛЕЛЬЩИКОВ «РОТОРА»

— С какими ощущениями покидали в марте Волгоград? Чувствовали, что могли оставить «Ротор» в РПЛ?

— Когда нас ушли, мы занимали тринадцатое место. Имели 4-очковый отрыв от пятнадцатого места. После нас этот отрыв умудрились ******** (растерять) — другого слова не подберу.

Знаете, глупость можно простить — человек ее делает непреднамеренно. А подлость прощать нельзя — ее делают осознанно.

— Чью подлость?
— Людей, которые были возле команды.

— С декабря по начало марта у «Ротора» — три победы и ничья. С чем связаны последующие 0:1 с «Уралом» и 0:4 с «Ростовом», после которых вас уволили?
— В Екатеринбурге была ничейная игра. Понсе свой момент не реализовал, а Бикфалфи забил — после индивидуальной ошибки нашего игрока. А перед «Ростовом» состоялся нелицеприятный разговор. Мне начали указывать, кого я должен ставить в состав. Когда я сказал, что делать этого не буду, мне дали понять, что в дальнейшем у меня могут возникнуть проблемы. Через два дня после игры с «Ростовом» наше сотрудничество закончилось — после телефонного звонка.

Когда люди нанимают тебя, они не имеют права лезть в твою работу и навязывать свое мнение. При мне такого не будет.

— Вмешивался не генеральный директор?
— Нет, люди, которые находились возле команды. В футбольные моменты Андрей Михайлович не вмешивался. С ним мы часто общались по поводу развития клуба, инфраструктуры, детско-юношеского футбола, молодежной команды.

Проблема в том, что у «Ротора» нет хозяина и стратегии развития. У команды, на 90 процентов состоящей из арендованных игроков, нет будущего. Если посмотрите, как комплектуется клуб в последние три года, то видно, что никакой стратегии там и близко нет. От этого — ни результата, ни стабильности.

Мне искренне жаль прекрасных болельщиков «Ротора». Если во главе клуба не появится настоящий хозяин, «Ротор» еще долго будет ждать возвращения в премьер-лигу.

— Чего ждали вы, когда принимали «Ротор» полтора года назад?
— После киевского «Динамо» (частного клуба, где тренер несет ответственность за каждого приобретенного футболиста перед человеком, который платит из своего кармана) мне было даже интересно посмотреть — как устроен клуб на госбюджете.
Правда, с волгоградским губернатором мы обговаривали совершенно другой бюджет клуба. Потом все свалили на пандемию: «Не хватает средств, спонсоры отказались»… Тем не менее наш штаб шел с таким графиком набора очков, что «Ротор» должен был остаться в РПЛ.

«НЕКОТОРЫЕ ФУТБОЛИСТЫ В РОССИИ НЕ ИМЕЮТ СВОЕГО МНЕНИЯ И ДЕЛАЮТ ТО, ЧТО ИМ ГОВОРЯТ АГЕНТЫ»

— У вас было право голоса в трансферной работе?
— Я не так хорошо знал российский рынок. Конечно, я одобрил привлечение Кверквелии, Давиташвили, Гогуа, Понсе, Жигулева и Степанова — они делали «Ротор» конкурентоспособным. Но не все футболисты, которых привезли, соответствовали уровню премьер-лиги.

— Что разочаровало в РПЛ?
— Меня просто убило, что некоторые футболисты в России не имеют своего мнения и делают то, что им говорят агенты. В «Роторе» есть игроки с внутренним стержнем и профессиональным отношением к работе, но хватает и тех, кто знает: как бы ни сложилась их судьба в «Роторе», они все равно останутся на неплохом уровне с неплохой зарплатой. Именно спортивных амбиций у них нет. В Украине я с такими футболистами и такими агентами не сталкивался.

— Как на «Роторе» сказывалось судейство?
— «Ротор» — такой клуб, что к его мнению особо не прислушиваются. А так-то после каждой игры можно было предъявлять претензии. Начиная с первого тура и гола, при котором Дзюба был в офсайде. Потом «Спартак» обыграл нас благодаря голу с пенальти, который позже был признан несправедливым. И так далее. Судейство — большая проблема РПЛ. Из-за частых свистков пропадают динамика и дух игры. Ну и предвзятость присутствует.

— Как «Ротор» простился с вами?
— После «Ростова» предстоял перерыв на матчи сборных, и мне начали указывать, сколько выходных я должен дать игрокам. Я ответил: «Все равно буду делать так, как считаю нужным. Я готовлю команду, а не вы». Еще после первой мартовской игры — с «Химками» — мы запланировали четыре выходных, и все об этом знали. После 0:1 с «Уралом» деятели, которые крутились возле команды, стали говорить: «А зачем им четыре дня?» Я ответил, что не изменю свое решение.

Потом я узнал из телефонного разговора, что больше не работаю в «Роторе». К сожалению, не удалось попрощаться ни с ребятами, ни с административным штабом.

— Что думаете о молодых игроках «Ротора»-20/21?
— Олег Кожемякин начал не очень уверенно, но сильно прибавил в ментальности. Слушал, подходил, спрашивал. Шел он к нам центральным защитником, но надежно и сильно выглядел справа. За прошлый сезон заметно вырос.

Данил Степанов очень интересуется своей статистикой в InStat. Но цифры — это одно. А есть еще визуальное восприятие. Сегодня Йохана Кройффа не взяли бы ни в одну команду, если бы его игру переводили в математику. Он и ошибался, и делал результат. В любом случае, Степанов — позитивный парень, с хорошими данными. У него неплохое будущее.

Серега Макаров — капитан, на него можно положиться, но ему нужно быстрее взрослеть. Нужно иметь свое мнение и уметь принимать решения насчет своей карьеры.

Илья Жигулев — умный футболист. Да, каких-то качеств ему не хватает, но мне нравятся такие думающие, креативные, смелые игроки. С ними интереснее, чем с теми, кто действует по накатанным рельсам.
Источник